Главная » Статьи » Избранные публикации

Не такой как все

детский психиатр«Вот вы на меня сейчас смотрите – и думаете: «Что за парень, какой-то шут или клоун. Наверное, ненормальный». Вам ведь нравятся хорошие мальчики – в белых рубашках, аккуратно причесанные, с пятерками в дневниках? Они никак не могут оторваться от маминой юбки, зато умеют вести себя прилично и не расстраивать учителей. Вы можете ими гордиться».

«За что я их так не люблю? Да вы посмотрите на них. Они в пятнадцать лет не сделали ничего сами. Не заработали ни рубля. Не закрутили своими руками ни одной гайки. Не отстояли себя в драке. Они всегда прятались за свою мамочку и своего папочку. Знаете, еще в детской песочнице они плакали и кричали: «А я сейчас своего папу позову, он тебя побьет. Мой папа самый сильный, он всех бандитов может победить, он машины руками двигает. Он тебя на высокое дерево закинет». А мне - что было говорить? У меня не было никакого папы – ни сильного, ни слабого».

«Я сначала сильно расстраивался, спрашивал маму, почему у всех есть папы, а у меня - нет. Мечтал, что найдется папа, в один прекрасный день появится из ниоткуда, придет во двор и защитит меня от всех обидчиков. А потом понял, что не придет он никогда».

«Да, мне ужасно хотелось отомстить – за обиды, за насмешки, за надменность и высокомерие, за снисходительные взгляды. Мне хотелось стать сильным и неуязвимым. Чтобы никто и никогда не узнал, что я думаю и чувствую на самом деле.
Одному трудно было отбиваться. Особенно против многих, особенно, когда ты – не такой, как они. А потом один раз было по-настоящему, как в сказке – читали?

«Если бы на самом деле были всадники! Полжизни отдал бы Сережка за минутное чудо, за то, чтобы примчались они сейчас для защиты и мести. Чтобы затряслись и побелели от ужаса его враги перед непонятной и неожиданной силой.

И сильнее боли, сильнее обиды поднялась в нем тоска по чуду, которого не может быть.

И он изумился и вздрогнул, когда в полыхании рыжих грив и с глухим громом подков пятеро кавалеристов вылетели на поляну и встали полукругом.

И самый главный всадник негромко сказал:
– Не трро-огать…
И стало тихо-тихо, лишь в сбруе у лошади звякнули медные колечки.
А потом крепкие руки, жесткое седло. Трава, летящая под копыта».
В. Крапивин. Мальчик со шпагой.

Только вместо обычных коней – были железные кони, мотоциклы. И всадники – не в буденовках, а в шлемах и в куртках кожаных. И под рев моторов главный всадник-байкер сказал: «Не трро-огать парня». И – крепкие руки, асфальт, летящий под колеса…
А я с того дня я просто влюбился в мотоциклы».

«Меня стали уважать и бояться. Я не мог ни с кем дружить по-настоящему, все время ждал какой-то подлости и предательства. Вы понимаете, меня предал отец, потом предала мать – она просто один раз собрала вещи и ушла. Куда? Не знаю, не спрашивайте… Меня предала девушка, которой я верил. Я ее любил, а она встречалась с другим парнем. Но я не мог показать боль, не мог показать свою слабость».

«Я решил тогда стать особенным, я решил спрятать свое истинное лицо. На людях я надевал на себя маску шута – и тогда было не так обидно, что над тобой смеются – ведь они видели только маску, мальчика-клоуна, веселого сумасшедшего. Я чувствовал себя выше и сильнее из-за этого тайного знания – мне удалось их провести, обмануть, ввести в заблуждение».

«Я хотел возвыситься над ними по-настоящему. Я не пил и даже не курил. Вы привыкли, что все трудные подростки обязательно пьют, курят и употребляют наркотики? Нет. Это удел слабаков. Я больше не хотел чувствовать себя слабым, беззащитным мальчиком из песочницы, который ждет, что кто-то придет ему на помощь. Я должен был стать сильным. Я стал заниматься спортом. Я учился не бояться боли. Не бояться риска. Да что там – даже не бояться смерти».

«Мне нравилось шокировать людей, выходить за рамки. Я отрастил длинные волосы, сделал пирсинг на лице – видите, и брови, и язык, и губы. «Тоннели» в ушах. Набил себе несколько татуировок. Научился читать рэп. Собрал свой первый мотоцикл.
Ко мне уже просто так не лезли – знали, что я могу за себя постоять».

«Нет, я не злой и жестокий. Я люблю собак, люблю музыку, я люблю рисовать, я люблю всё необычное. Понимаете, жизнь – это движение, надо все время что-то менять, двигаться. Иначе можно умереть. Нельзя останавливаться».

«Я не нашел понимания у людей, но полюбил скорость, ветер и свободу пустых ночных дорог. В такие моменты я чувствовал настоящее счастье. Мотоциклы стали мне гораздо ближе многих людей. С ними я не чувствую себя одиноко. Я разговариваю с ними, даю им имена. Они никогда не предадут, в дороге я с ними – одно целое».

«Мне не надо сочувствия. Я никогда не унижусь, никогда не попрошу помощи, не покажу свою слабость. Я буду делать вид, что все хорошо.
Вот и вы тоже сейчас – расспрашиваете, интересуетесь, что-то там классифицируете, диагнозы свои ставите. А я живой – понимаете.
Многие взрослые только и думают о том, как бы нас переделать. Объяснить, пристыдить, исправить, изменить. Нас не хотят воспринимать всерьез, а если и слушают – то лишь для того, чтобы объяснить наши ошибки, изложить свои аргументы, переубедить.
Кто-то из вас по-настоящему интересуется нами? Видит меня – такого, какой я есть – и не осуждает?».

«Меня невозможно исправить, не надо меня исправлять. Вы хотите, чтобы я был вам понятен и удобен. Иначе вам слишком тревожно и неуютно рядом со мной, да? Вы хотите, чтобы все были правильными? Если вы встречаете что-то, выходящее за рамки вашего понимания, то начинаете волноваться. Вам страшно. Я вам мешаю. Но я и дальше буду вам мешать».

«Мне тоже среди людей не очень-то уютно. Понимаете, я все время знаю, что я – другой. Но я хочу заявить о себе, хочу быть, хочу доказать всему миру, что я тоже чего-то стою, и даже – многого. Что я выше примитивности многих людей, их попыток что-то из себя изобразить.
Я злой? А вы как бы выживали? Если б вы оказались один на один с этим миром, где вас не очень-то ждут?».

«Конечно, помогали. Путевки, обеды бесплатные. Только мне были унизительны эти бесплатные обеды, как подачки. Мне ни от кого ничего не надо. Я хотел быть сильным и свободным, хотел всё делать сам».

«Кто я? Ну, мы уже говорили – фрик, клоун, трикстер. Я много смеюсь и дурачусь, я легко живу, я люблю улыбаться. Трикстеру ведь всё можно – творить и разрушать, обманывать и высмеивать. Ну, вы же психолог, вы же знаете».

«Да, нас многие осуждают. Считают, что по нам «плачет психбольница». Возможно, мы немного ненормальны. Но вы знаете, меня это не волнует. Уж лучше быть веселым сумасшедшим, чем унылым «ботаником».

«Знаете, я – живу. Я живу, смеясь - над нормами и правилами, над вашей озабоченностью работой, зарплатой и положением в обществе.
Один мой знакомый мне как-то раз сказал: «Конечно, пока ты молодой – это модно и даже красиво, ты выделяешься среди остальных. Но ведь потом ты повзрослеешь, и никто не будет воспринимать тебя серьезно. Ну, разве можно представить себе топ-менеджера с «тоннелями» в ушах, в татуировках и пирсинге?». То есть предел его мечтаний – это карьера топ-менеджера в чистеньком офисе с дрессированными секретаршами и важным начальством. Я прекратил с ним общаться – невозможно рассказать о свободе человеку, добровольно отдающему себя в рабство».

«Я смотрю на вещи просто, ни к кому и ни к чему не привязываюсь и никому не мешаю. Я хочу быть собой. Я свободен.
Мне нравится быть шутом.
Конечно, у меня бывают грустные минуты – ведь я же не умственно отсталый. У меня есть чувства. Я пишу стихи, иногда – грустные. Я размышляю, сомневаюсь, о чем-то печалюсь. Я думаю – о любви, о будущем, о смерти…
Да, иногда я думаю про самоубийство – ведь карнавал для шута всегда заканчивался печально – кажется, нечистая сила уносила его в ад. Вы читали у Кундеры – «Шут не знает, откуда он пришел, куда он идет… Он слепо шагает к краю бездны…».

***
Я устал быть шутом и козлом отпущенья,
Вместе с кожей сорвав с бубенцами колпак.
Что-то сделал не так.
Не хватило терпенья –
Но познал хитроумную тактику драк.
Возмужал, отбиваясь от глупых вопросов,
Но, по сути, какой же я к черту боец?
Может, где-то поэт.
Может, в чем-то философ.
Я устал быть шутом! Но звенит бубенец...
Олег Куприев

Материал подготовлен клиническим психологом, кандидатом психологических наук Корчагиной Юлией.
***
• Это ужасно. Таких людей надо направлять на лечение в психиатрические больницы. Ни один нормальный человек такого с собой не сделает. А вот как с ними в школе быть? Они весь учебный процесс срывают, на других детей плохо влияют! Должны быть запретительные меры.
Елена, 50 лет, педагог со стажем.

• Запретительными мерами здесь ничего не решить. Выход только один – находить общий язык, устанавливать контакт, не поддаваться на провокации. Проявлять позитивное внимание. Доброжелательно, но твердо объяснять необходимость соблюдения правил.
Ирина, 40 лет, школьный психолог.

• А я его понимаю. Читаешь – и такая тоска по настоящему, по свободе. Очень устаешь от тех рамок, которые задают нам родители, учителя, общество. Всё должно быть правильно, всё должно быть по расписанию, мы должны думать о будущем, делать уроки, задумываться о выборе профессии. А потом смотришь – вся жизнь прошла, а ты так и не успел понять, что ты собой представляешь на самом деле.

Анна, 15 лет, школьница.

• Для самовыражения не нужны такие экстремальные способы. Разве нельзя просто спокойно заниматься своим хобби? Зачем обязательно противопоставлять себя окружающим? Не понимаю.

Андрей, 16 лет, школьник.

• Люди, которые так экстравагантно себя ведут, просто пытаются компенсировать свои недостатки и комплексы. Это выглядит некрасиво, к тому же надо думать о будущем. В тридцать лет ходить с татуировками на лице – даже не смешно, а очень грустно. Таких людей не возьмут на приличную работу и нормальная семья у них тоже не получится. Мужчина-фрик должен будет искать девушку-фрика, получится семья сумасшедших.
Алена, 17 лет, студентка.

• К эпатажу обычно склонны люди, отчаянно желающие привлечь к себе внимание, придать новый смысл своей жизни, проявить свою индивидуальность. Эпатажное поведение свойственно демонстративным личностям с высоким уровнем притязаний и с неудовлетворенными потребностями в принятии, признании, уважении, внимании. Нередко среди «фриков» встречаются люди с прекрасными творческими способностями. В силу особенностей характера им и правда бывает нелегко найти общий язык с другими людьми.
Вероника, 35 лет, психиатр.

• Мне понравилась аналогия с архетипом трикстера. Трикстер (от англ. trickster - обманщик, хитрец) – это мифологический персонаж, шутник и провокатор, возмутитель спокойствия, нарушитель границ. Трикстер бросает обществу вызов своим нарочито «уродливым» обликом и провоцирующим поведением. Шуты-трикстеры есть в любом обществе, потому что в любом обществе есть табу и запреты, скука и соблазн, детство и взрослость...

Трикстер энергичен, он ломает обычаи, переворачивает нормы с ног на голову, проверяет на прочность устои... Наверное, благодаря трикстерам и происходит движение вперед… Трикстеры появляются тогда, когда нормы общества становятся особенно жесткими, когда становится «нечем дышать»…

Когда мир слишком правилен, в нем становится очень тяжело жить. В нашем «порядке» чего-то не хватает – адреналина, энергии и творчества, того самого хаоса, из которого появилась жизнь.
Герман, 24 года, студент-философ.

• Фрики – прикольные люди. Только не всем нравится, когда люди так выделяются. Например, у нас в районе много «гопников» - ну, такой шпаны, которая не дает людям прохода. И если ты фрик, то тебе лучше с ними не встречаться…
Саша, 14 лет, школьник.

• Образ трикстера, между прочим, широко представлен в литературе (даже в детской!) и кинематографе. Кем, как не трикстерами, были Буратино, Незнайка, Чиполлино, Карлсон, Винни-Пух, Чебурашка, Шапокляк, Кот Матроскин и Пеппи Длинный Чулок?!
А Воланд со свитой из «Мастера и Маргариты»? Фагот и Кот Бегемот? И ведь как привлекательны! Трикстер – это культурное явление, с этим придется смириться.
Элла, 26 лет, начинающий кинокритик.

• Я завидую фрикам. Я тоже хотела бы сделать себе небольшой «тоннель» в ушах или хотя бы пирсинг. Но у меня строгие родители, которых я боюсь. Когда мне будет 18 лет, я обязательно что-нибудь такое сделаю.
Таня, 15 лет, школьница.

• Фрик – это чудак, сумасшедший, «урод». Но в то же время – это свободный человек, позволяющий себе смеяться над всякими условностями. Они одеваются, как хотят, у них такая позитивная энергия! Они неординарны, хотя иногда бывают заносчивы.
Конечно, это пугает и раздражает других людей, которые не могут себе этого позволить. Они как бы говорят нам: «Смотрите, какие мы свободные. А вы так можете?» А мы – не можем…
Лиля, 18 лет, студентка.

• Просто неприятно смотреть на таких людей. Хочется отвести глаза, как будто увидел что-то отвратительное. Среди моих друзей нет таких сумасшедших, я общаюсь с нормальными, интересными людьми. Среди фриков – далеко не все интересны и талантливы, у многих из них нет ничего выдающегося, кроме внешнего вида. А среди обычных людей есть очень творческие натуры! Необязательно так портить свое лицо и тело.
Григорий, 22 года, инженер.

• Быть фриком – отличное лекарство от скуки! Я сам – фрик со стажем, у меня такие же друзья. Да, у нас татуировки, кольца в носу, странные прически. Конечно, мы бросаем вызов другим людям, будим их от спячки. Вы посмотрите на людей – они вечно чем-то озабочены, у них на лбу морщины, в глазах тоска, их одежда серая и невзрачная. Невозможно жить в таком мире! А мы - очень яркие, позитивные люди, мы всем улыбаемся, но не со всеми дружим. Нас могут понять только такие же, как мы.
Дионис, 19 лет, фрик.

• Не понимаю тех людей, которые восхищаются фриками. Это просто некультурно и смешно – так выставлять себя напоказ. Так могут делать только изначально неполноценные люди, которые пытаются спрятать свои недостатки за яркой внешностью. Недостатки надо исправлять, работать над собой.
Ирина, 25 лет, бухгалтер.

• К необычным людям я отношусь терпимо. Обычно всё проходит с возрастом. Если человек выбрал такой образ жизни – значит, у него были на то свои причины. Например, герою этой статьи было действительно нелегко... Нужно постараться понять такого человека, если необходимо – ненавязчиво помочь чем-то. Все-таки он еще очень молод и только ищет свой путь. Главное, чтобы он не нарушал зако-ны и не причинял ущерб окружающим.
Алиса, 36 лет, педагог.

• Всё так, всё правильно. Только не надо обращать столько внимания на внешний вид. Да, он устрашающий, но это просто маска… Это просто способ выразить себя, показать состояние своей души, вот такой свой внутренний мир… Нам нравится быть особенными, мы смеемся над страхами и ограниченностью. Мы хотим свободы, мы хотим движения, мы отчаянно хотим жить! Мы нарушаем запреты, но мы проявляемся через это, мы тогда чувствуем себя живыми… Я знаю, что нас многие не понимают, но от этого ничего не меняется, мы все равно – есть.

Мэл, герой статьи.




Источник: http://www.psycenter.ru/ne-takoy-kak-vse
Категория: Избранные публикации | Добавил: freelance (27.08.2011) | Автор: Корчагина Юлия
Просмотров: 1152 | Теги: нестандартный ребенок, психолог, Шут, трикстер, психиатр, клоун, фрик | Рейтинг: 0.0/0

Яндекс цитирования