Главная » Статьи » Избранные публикации

Родители подростков: время тройного кризиса

кризис семьи обратиться за помощью в Комиссию по делам несовершеннолетних, или в милицию, или к психологу – словом, к кому-нибудь, кто повлиял бы на школьника, который плохо себя ведет и не хочет учиться? Или вовсе забрать его из школы, потому что ученику невозможно больше оставаться эффективным учеником, а родителю – эффективным родителем… 

Чем оборачиваются для родителей школьные проблемы подростков? Что может чувствовать родитель, чей подросток отказывается учиться? Кто нуждается в помощи? Какой подход со стороны учителей окажется грамотным и помогающим?

В помощи нуждаются все: и сам подросток, и учителя, и родители. Разговор сегодня именно о родителях.
Это совершенно особая категория родителей – родители подростков. Время, которое они переживают, называют периодом тройного кризиса.

Первый кризис связан с принятием факта вступления ребенка в подростковый возраст, с необходимостью приспособиться к взрослению ребенка.

Что меняется в отношениях между родителями и ребенком, и каковы глубинные психологические причины этих изменений?
Всем известно, что подросток стремится к независимости и самостоятельности (так, как он сам это понимает), и в этот период возрастает частота детско-родительских конфликтов. Подростки перестают слушаться, и многое, словно нарочно, делают наперекор родительским указаниям. Для большого числа родителей изменившееся поведение сына (дочери) – это сигнал о необходимости удвоить воспитательные усилия, потому что они что-то «упустили», где-то «не доглядели».

На самом же деле деидеализация (обесценивание) родителей – нормальный процесс, необходимый подростку для того, чтобы начать путь поиска собственной идентичности. В этот период подросток может бросать вызов семейным нормам и правилам, демонстрировать неприемлемые с точки зрения родителей способы поведения. К тому же нередко нарушаются именно те нормы, которые в данной семье считаются особо значимыми: обычно это касается успеваемости, помощи по дому, выбора друзей, внешнего вида, вредных привычек. Безусловно, это именно те области, которые неподконтрольны родителям, и в которых подросток утверждает свои права, противопоставляя свое поведение родительским требованиям и ожиданиям.

Пример 1.
На консультацию к психологу Сашу привели родители. Саша - единственный ребенок в семье, ему 15 лет и он учится на первом курсе колледжа. Родители – и мама, и папа - имеют высшее образование, они - преподаватели ВУЗов. Основные тревоги родителей связаны с Сашиной успеваемостью (а точнее – НЕуспеваемостью): он часто пропускает занятия, совсем не выполняет домашние задания и не сдает вовремя контрольные и лабораторные работы. Педагоги озабочены Сашиным поведением и часто звонят родителям, призывая их повлиять на сына и предупреждая о возможных проблемах, вплоть до отчисления. В семье сложилась конфликтная ситуация: родители не разрешают Саше гулять и играть на компьютере, требуя выполнения уроков. Они часто посещают колледж, договариваясь о пересдачах и дополнительных занятиях, делают преподавателям подарки, проверяют Сашины тетради. Однако их усилия тщетны: подросток по-прежнему прогуливает учебу и получает двойки.
Конфликт затрагивает и другие области: родители недовольны Сашиным внешним видом и его нежеланием убираться в своей комнате.
Кроме того, Саша начал курить и несколько раз приходил домой с запахом алкоголя. Беседы, уговоры и угрозы ни к чему не привели. Поведение подростка явно противоречит родительским правилам и ценностям.

Комментарий психолога:

Родители ошибочно интерпретируют проблемное поведение подростка: им кажется, что нарушения поведения являются следствием личных недостатков Саши и могут быть исправлены директивным образом. То есть родители продолжают действовать так, как будто Саша еще маленький и не способен к самостоятельным поступкам. От него по-прежнему требуется лишь послушание и прилежание. При этом игнорируется факт взросления подростка, его стремление к независимости. Что характерно: чем больше родители контролируют и ругают Сашу, тем хуже он себя ведет. Но чем хуже он себя ведет, тем больше родители его контролируют, считая, что он сам не способен справляться со своими задачами. И вновь тем сильнее протестует Саша. Получается замкнутый круг, и на бег по этому замкнутому кругу уходит вся энергия и родителей, и подростка.

Большинство конфликтов между родителями и подростками вытекает из напряженности, которая создается стремлением подростков к автономии и тревогой взрослых за жизнь, здоровье и будущее своих детей.

В этот период семья нуждается в выработке новых правил взаимодействия, пересмотре прав и обязанностей всех членов семьи. Этот процесс может оказаться длительным и болезненным для всех членов семьи: как правило, подростки не очень-то охотно принимают новые обязанности, но хотят пользоваться правами. В этом случае от взрослых потребуется со всей их мудростью, гибкостью и тактичностью, с уважением к себе и к подростку вести процесс переговоров.

Не следует родителям идти «напролом», действовать авторитарно: практически невозможно выйти победителем из борьбы с подростками. Ведь арсенал методов, которые подростки применяют в «борьбе» против родителей (в том числе «запрещенных» методов), гораздо шире, чем тот, который могут позволить себе родители.

Но даже если родители убедили или заставили подростка поступать в соответствии с их мнением, то это может оказаться «пирровой победой».
Если подросток чувствует, что невозможно отделиться от родителей и стать самостоятельным, он может впасть в самую настоящую депрессию. При этом подростковая депрессия может принимать разные формы – например, проявляться не только как безразличие и апатия, но и как бунт против старшего поколения. Нередко именно депрессия скрывается за проблемным поведением подростка в школе, за его асоциальностью. В таких случаях родители и учителя обычно применяют карательные меры воздействия, расценивая поведение подростков как немотивированное и нуждающееся в коррекции, что еще больше может усугублять депрессию.

Итак, перечислим типичные признаки кризиса, переживаемого семьей в связи с вступлением ребенка в подростковый возраст:
• Возникновение конфликтов, рост взаимных обид, претензий и упреков
• Проблемное поведение подростка
• Резкое падение школьной успеваемости
• Подростковая депрессия
• Конфликты в родительской подсистеме, связанные с оценкой качества воспитания ребенка
• Чувство одиночества у матери, связанное с отделением ребенка от семьи

В этот период могут актуализироваться и другие проблемы, связанные с накопившимися претензиями супругов друг к другу в течение семейной жизни либо связанные с их индивидуальными возрастными кризисами.

Пример 2 (продолжение).
Родители Саши находятся в том возрасте, который принято называть кризисным. Им около 40 лет.

Мама говорит о своих переживаниях: уходит молодость, вянет красота. У нее есть ощущение, что сын не дает использовать ей последние годы молодости для себя – мешает своим проблемным поведением. Мама выглядит уставшей, в последнее время начала набирать лишний вес – в общем, замечает, что уже не так привлекательна, как в юности. Ходит в спортзал, пытаясь сохранить фигуру, но ничего не успевает и раздражается еще больше.

Папа Саши в молодости подавал большие надежды: закончил институт, потом аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию, начал преподавать. Планировал писать и докторскую, но сменилось начальство, и дело застопорилось. Нагрузка на работе большая, отношения не складываются, предметы неинтересные, здоровье стало беспокоить. Рассчитывал на повышение должности и, соответственно, зарплаты, планировал взять машину в кредит, но не сложилось, и от планов пришлось отказаться.

У папы снижено настроение, есть ощущение, что все усилия тщетны, что мог достичь большего, но не достиг. Сожалеет, что не поменял вовремя работу, а теперь поздно, да и боязно. Чувствует, что сил мало – «все забирает сын».

Комментарий психолога:

Второй кризис – это индивидуальный возрастной кризис каждого из супругов.
Кризис среднего возраста - достаточно тяжелое испытание и для мужчин, и для женщин. Психологи называют его экзистенциальным кризисом - то есть кризисом, связанным с переоценкой жизненных целей, смыслов и ценностей.

Это кризис вхождения во вторую половину жизни. Границы его достаточно размыты - примерно от 35 до 50 лет; среднестатистический максимум приходится на возраст 46 лет.

В семейной жизни это время отмечено пиком измен и разводов, в области карьеры - пиком перемен деятельности. Этот период отмечен также ростом заболеваемости, всплеском невротизации и даже увеличением частоты самоубийств.

Основным признаком кризиса является чувство «безрадостности своего существования», которое связано с негативной оценкой супружеских и других значимых отношений, а также своих достижений в карьере. Может казаться, что все самое важное и интересное в жизни уже случилось – впереди только заботы, связанные с семьей, работой, стареющими родителями и взрослеющими детьми.

Человек, переживающий кризис среднего возраста может испытывать чувство внутреннего разлада, тревоги, депрессии, утраты жизненных ориентиров, страх перед старостью, острое ощущение скоротечности жизни и невозможности осуществления желаний и достижения отложенных «на потом» целей.

Мне уже многое поздно,
Мне уже многим не стать,
И к удивительным звездам
Мне никогда не слетать

                Юрий Лоза

Психологи считают, что одной из причин кризиса среднего возраста являются высокие амбиции и навязанный современным обществом стереотип о необходимости быть успешным. В результате даже вполне преуспевающие люди включаются безудержную гонку, пытаясь стать еще успешнее (богаче, умнее, красивее, счастливее), чувствуя лишь постоянное беспокойство и неудовлетворенность.

Многие люди в этот период обращаются к творчеству, приобщаются к духовным учениям, религии или эзотерике в поисках смысла жизни.

Для женщин кризис среднего возраста – это еще и прощание с женской юностью и принятие женской зрелости.

«Мы говорим пока не о старости, как таковой. Мы говорим о цветущем среднем возрасте, когда еще очень много чего хочется и можется, но все-таки «уже» становится больше, чем «еще». Уже вряд ли будут другие дети. Уже понятно, каков потолок карьеры. Уже не переглядываешься со случайными молодыми мужчинами. Уже не очень тянет на вечеринки: все расклады и сценарии известны. Уже не можешь безнаказанно провести бессонную ночь и бежать вперед, как ни в чем не бывало. Еще не верится, что большая часть жизни прошла. Еще просыпаешься с неясной надеждой на что-то хорошее... Но уже - можешь не успеть».

Екатерина Михайлова «Я у себя одна».

Кризис среднего возраста – это время переосмысления своей жизни.
Кризис среднего возраста (как и любой другой кризис) имеет и позитивный смысл, несет в себе возможность изменения. Появление признаков кризиса может стать для человека своеобразным сигналом о том, что душа стремится обрести подлинное равновесие. И появляется возможность понять, кто мы такие на самом деле - узнать свою истинную сущность и осознать свои настоящие потребности.

Третий кризис – это кризис супружеской жизни, по времени часто совпадающий с двумя вышеописанными кризисами.
Именно на этот период приходится минимальная взаимная удовлетворенность супругов в браке.

За время многолетнего союза супруги выработали множество стереотипных способов общения друг с другом и разрешения (или, наоборот, избегания) проблем. С помощью этих способов (или, как говорят психологи – паттернов взаимодействия), супруги научились поддерживать устойчивость в семье.

Однако, по мере превращения милых послушных детей в независимых конфликтных подростков, напряжение в семье может возрастать, и старые проверенные способы поддержания равновесия вдруг оказываются неэффективными.

В результате может усиливаться недовольство друг другом, взаимные обиды и непонимание растут и множатся. В некоторых случаях супруги могут придти к выводу, что их семейная жизнь себя исчерпала, и содержание супружества безвозвратно потеряно. Если в течение предшествующего времени супруги скрывали сами от себя существующие проблемы, оставаясь вместе для того, чтобы вырастить детей, то теперь этот мотив теряет смысл.

У супругов есть несколько выходов: во-первых, они могут расстаться, не выдержав конфликтов и разногласий. Во-вторых, они могут проявить гибкость и изменить семейные роли в соответствии с изменившейся ситуацией.

Есть и третий (не лучший для всех членов семьи) вариант, на практике встречающийся довольно часто: родители могут продолжать действовать старыми методами, несмотря на возрастающее сопротивление подростков и общую неблагоприятную атмосферу в семье. Неудивительно, что этот вариант так распространен: любые изменения даются семье достаточно тяжело, а ведь именно в этот период родители, переживающие кризис, могут особенно нуждаться в стабильности и сопротивляться переменам. Но в этом случае семья не способна справиться с одной из важнейших задач описываемой стадии жизненного цикла семьи: с подготовкой ребенка (теперь уже подростка) к самостоятельной жизни. Отклоняющееся поведение подростка (протестующего против старых правил) позволяет родителям отвлечься от собственных конфликтов и переживаний и вновь объединиться вокруг решения проблем младшего поколения.

Пример 3 (продолжение).

Родители Саши часто ругаются, обсуждая поведение сына. Последнее время это стало чуть ли не единственной темой их разговоров. Мама чаще заступается за сына, призывает папу быть мягче, не ругаться. Папа в ответ обвиняет мать в том, что она «разбаловала» сына, «посадила его себе на шею». Разговоры повторяются из раза в раз одни и те же. В поведении всех членов семьи уже стала очевидна закономерность: например, Саша совершает проступок (прогуливает урок, получает двойку, «забывает» помыть посуду).

Далее обеспокоенная мама (которая уже внутренне готова к проблемам) ругает Сашу, стыдит, ставит условия, призывает, плачет. От этого ничего не меняется, и обессиленная мама обращается к папе. Папа тоже объясняет, ругается, стучит кулаком по столу, и, в конце концов, идет в колледж и все улаживает. Устав от такого интенсивного взаимодействия, на какое-то время все успокаиваются. Мама, папа и Саша заняты своими делами. Папа тихо страдает по поводу работы и все чаще задерживается с приятелями в баре, мама грустно смотрит в зеркало и бегает в спортзал. Родители между собой почти не общаются до следующего Сашиного проступка.

Комментарий психолога:

Это похоже на молчаливый сговор: если бы они начали общаться не про Сашу, а про самих себя, то, возможно узнали бы друг про друга много неприятного. Такого, после чего семью сохранить было бы очень трудно. 

Возможно, папа был бы назван алкоголиком, рохлей и неудачником, на которого нельзя положиться, а мама – плохой хозяйкой и ворчливой теткой, которая своими претензиями отравила ему жизнь до такой степени, что не хочется возвращаться после работы домой. И оба они не смогли бы вспомнить, когда у них последний раз были сексуальные отношения или хотя бы совместный приятный вечер…

Вследствие избегания в какой-то момент дистанция между членами семьи становится такой большой, что это вновь вызывает напряжение и беспокойство. Здесь кто-то из родителей может обратить внимание на Сашу – или он сам привлечет к себе внимание, совершив очередной проступок. Так история повторится с самого начала.

Мы видим, что именно благодаря проблемному поведению Саши семья вновь становится семьей: обретается смысл совместного существования. Все заняты общим делом: воспитывают Сашу. Мама отвлекается от печальных мыслей, папа забывает про свою несостоятельность и становится во главе семьи – мужчина, решающий проблемы сына…

Итак, этот этап в жизни семьи является самой трудным и болезненным и для родителей, и для детей.

Даже благополучные семьи, в которых отношения построены на доверии и уважении, могут в этот период испытывать кризис, связанный с утратой остроты чувств, с желанием выйти за рамки привычного жизненного сценария. Это стадия, на которой семья должна «передоговориться» о тех правилах, по которым она живет. Перед взрослыми стоит задача найти новое содержание в супружестве и научиться быть родителями не ребенку, а подростку, который скоро станет совсем взрослым.

Семья стоит перед сложной задачей одновременного разрешения всех трех кризисов – принятия подросткового возраста и изменения способа взаимодействия с подростком; разрешения своих индивидуальных переживаний, связанных с переходом ко второй половине жизни и нахождения нового смысла в супружеской жизни.

При неблагоприятном течении кризиса велик риск возникновения нарушений поведения и даже психических заболеваний как у детей, так и у родителей.

Одним их самых распространенных расстройств, возникающих в этот период, является депрессия.

Депрессия (от лат. depressio – подавленность) – болезненное состояние разочарования, подавленности и заторможенности психической деятельности. Типичными проявлениями депрессии является пониженное настроение, подавленность, безысходность, тоска, нарушения сна и потеря аппетита, падение интереса к происходящему. Человек перестает управлять своими эмоциями, быстро утомляется; может испытывать чувство вины за происходящее с ним и тяжело это переживать.
Среди родителей, обращающихся за психологической помощью в связи с семейными неурядицами, очень много родителей - матерей и отцов подростков.

Пример 4.
Света всегда училась на тройки – с самого первого класса. Сейчас Свете 12 лет, она семиклассница. Света живет вдвоем с мамой, отца не помнит – они развелись, когда Света была совсем маленькой.

Семья живет трудно. Мама, женщина со слабым здоровьем, работает уборщицей на двух работах. Проблем в отношениях матери и дочери не было: Света росла тихой, старательной, помогала маме.

До седьмого класса все было более или менее в порядке. А потом в школу пришла новая учительница – и стала классным руководителем. Отношения со Светой у нее по какой-то причине не сложились. В дневнике стали появляться записи красной ручкой, маму просили обратить внимание на Светину успеваемость. Несколько раз вызывали в школу. На родительском собрании в присутствии других родителей посоветовали маме выучить школьную программу за седьмой класс и помогать дочери.

Мама после таких разговоров чувствовала себя очень разбитой. Она и так постоянно ощущала свою вину перед дочерью за то, что «оставила ее без отца», а значит, лишила многих радостей, доступных детям из полных семей.

Беседы с учителями стали для нее самым настоящим стрессом, она чувствовала себя плохой матерью, которая не сумела дать достойное воспитание и образование своей дочери. В конце второй четверти состоялось еще одно родительское собрание, на котором Свету в очередной раз ругали и призывали маму больше времени уделять не работе, а занятиям с девочкой.

Печальные мысли все чаще посещали маму. Настроение стало стабильно сниженным, а мысли о своей несостоятельности – практически постоянными. Появились головные боли, периодически стали возникать сердцебиения, сопровождающиеся чувством нехватки воздуха. Нарушился сон, а потом появились еще и страхи – перестала ездить в метро, опасаясь, что там произойдет приступ с потерей сознания.

Света тоже стала угрюмой, перестала рассказывать маме о своей жизни, все чаще закрывалась в своей комнате.

По совету подруги мама обратилась за помощью к специалисту, который и установил диагноз: депрессия, тревожно-фобическое расстройство. Потребовалось длительное лечение, прежде чем состояние Светиной мамы нормализовалось.

К счастью, в восьмом классе классная руководительница сменилась еще раз. У новой учительницы сложился хороший контакт и с детьми, и с их родителями. Она заметила, что у Светы хороший художественный вкус, по ее совету девушка закончила курсы флористики и фитодизайна, еще научилась придумывать и плести украшения из бисера. На этих занятиях Света нашла новых подруг по интересам, ее авторитет в классе значительно повысился. На родительском собрании, на которое мама шла с опаской, похвалили не только Свету, но и маму, которая воспитала такую талантливую дочку. Учиться Света не стала лучше. Зато мама стала лучше себя чувствовать и ее отношения с дочкой снова стали хорошими.

Нет сомнений в том, что семья, переживающая время тройного кризиса (особенно при бурном его протекании или при наличии усугубляющих его обстоятельств), нуждается в помощи и поддержке.
Большую роль здесь могут сыграть грамотные, профессиональные педагоги и психологи, понимающие суть происходящих в семье процессов.

Отказ от авторитарной позиции и установление доверительных, уважительных отношений – это то, в чем нуждается и чего ожидает родитель от специалиста, а подросток – от родителя.

Правы те педагоги, которые поддерживают родителей, поощряют их к поиску новых форм взаимодействия с подростками, а не возвращают родителей к старым способам контроля и даже диктата. Которые ищут и находят ресурсы семьи, позволяющие пережить взросление ребенка и перейти из статуса «родители младшего школьника» в статус «родители подростка», помогают найти ресурсы подростка и дать им развиться. Которые понимают переживания родителей и могут тактично посоветовать или даже организовать встречу с квалифицированным семейным психологом, если проблема выходит за рамки неуспеваемости и затрагивает другие области семейной жизни.

И, конечно, правы те педагоги, которые заботятся не только о душевном состоянии своих учеников и их родителей, но и о своем собственном: ведь после уроков учителя тоже становятся женами и мужьями, матерями и отцами, или просто – женщинами и мужчинами со своими переживаниями и, может быть, даже кризисами, требующими решения.

Корчагина Юлия, психолог, канд. психол. наук.



Источник: http://www.psycenter.ru/roditeli-podrostkov-vremya-troynogo-krizisa
Категория: Избранные публикации | Добавил: freelance (27.08.2011) | Автор: Корчагина Юлия
Просмотров: 1400 | Теги: сризис среднего возраста, кризис подросткового возраста, кризис семьи | Рейтинг: 0.0/0

Яндекс цитирования