Главная » Статьи » Сотрудники в СМИ

Александр Коломеец: Норма – это серость

Александр КоломеецПредседатель Приморского краевого общества психиатров ответил на вопросы редакции РИА PrimaMedia 
Владивосток, 13 апреля, PrimaMedia. Две трети людей на планете к 70 годам имеют признаки слабоумия. 10% населения — алкоголики. 7-8% — умственно-отсталые, 1% — страдают шизофренией, 5-7% людей в возрасте от 15 до 40 лет больны наркоманией (мало кто из них живет дольше). У 8-10% — тревожно-фобические расстройства, которые рассматриваются как этап на пути к депрессии. 30% жителей Земли когда-либо переносят депрессию разной степени выраженности. У 15% населения она рецидивирует. Плюс к этому — примерно 25% людей обнаруживают в настоящий момент те или иные психические нарушения. Эти данные привел на встрече с журналистами РИА PrimaMedia директор Института клинической психиатрии и психологии, вице-президент Независимой психиатрической ассоциации России, председатель Приморского краевого общества психиатров Александр Коломеец. При том, что психическое здоровье людей ухудшается, в России признаться, что «был у психиатра», по-прежнему стыдно.

О пользе «кухонной терапии»

- Александр Андреевич, судя по приведенным вами цифрам, с психическим здоровьем у людей дела обстоят, мягко скажем, не очень…
- Когда говорят: «психические расстройства нас не касаются», – это не совсем так. Они касаются любого человека.
Пограничные психические расстройства периодически могут развиваться у каждого человека.
Это реакции на стрессы, тревожно-фобические состояния, депрессивные реакции, как, например, реакция утраты на потерю близкого человека.
Большей частью люди, испытывающие подобные нарушения, не обращаются к психиатрам – они ходят к психологу, или «водку пьют», или изливают душу близкому другу — наше эмоциональное состояние лучше всего регулируется близкими и теплыми отношениями. Как совершенно справедливо подметили чукчи: «Под одним одеялом одному холодно, а вдвоем тепло» – эту фразу, конечно, следует понимать в широком смысле… Если есть такие теплые, душевные отношения, они могут погасить реакцию на стресс. Так что и «кухонной психотерапии» бывает достаточно.
- И все же, как человеку понять, что необходимо обратиться к специалисту?
- Если человек хочет решать проблему – он ее решает. Либо с помощью специалиста, либо самостоятельно. Когда вы что-то начинаете делать дома – то решаете для себя, справитесь своими силами или все-таки нужен специалист. Если можете сделать сами – зачем вам консультант? Но вот, например, сантехнику самостоятельно починить не сможете – и тогда вы вызываете специалиста.
Так же, если вы пробуете, но не можете решить проблему отношений с важным, значимым для вас человеком – любимым, близким другом или начальником. Что вы будете делать? Лично я пойду к психологу. Если сам ничего не решил, не придумал ничего нового – пусть мне консультант поможет. Я сам иногда обсуждаю с психологом свои проблемы. А во времена Фрейда так делали каждый день.

Бывших наркоманов не бывает

- Вы говорите, что наркоманов на Земле – около 7 %. А разве за последние десятилетия эта цифра не увеличилась?
- В разные времена – разные наркотики. Но распространение наркомании уже довольно давно держится примерно на одном уровне, в том числе и в нашей стране. Только в некоторые периоды он несколько снижался — например, в послевоенные годы. С 70-х годов снова все вернулось «на круги своя», на уровень 20-30-х годов.
Распространенность наркомании следует считать в периоде от 15 до 40 лет. Редко кто из них живет дольше. Дело осложняется перекрестной зависимостью: будучи зависимым от одного наркотика, человек легко впадает в зависимость от другого наркотического средства.
- Бывших наркоманов не бывает?
- Как и алкоголиков. Это заболевания, которые современными медицинскими методами полностью излечить невозможно. Мы можем помочь человеку оставить пагубное пристрастие, адаптироваться в жизни без наркотика или алкоголя, но у него всегда останется первичное влечение к этому веществу. Он будет с этим влечением бороться, если у него будет смысл – «для чего». Но в стрессовой ситуации человек легко эти смыслы отбрасывает.
- Можно ли алкоголиков вылечить с помощью кодирования?
- Алкоголь – это средство, которое изменяет психосоматическое состояние человека. Когда человек применяет его с целью коррекции своего состояния, он называет его «лекарством».
Когда алкоголики приходят на лечение и некоторые врачи их спрашивают: «Чего вы лишитесь, если перестанете пить?». Самые искренние из них отвечают: «Всего!» Теперь представьте: человека кодируют, он лишается этого практически единственного смысла в своей жизни. Он беззащитен, «гол» перед этим миром, а ему еще добавили страх, что он «сдохнет, если выпьет»! И он такой вот «счастливый» ходит год и ждет, когда закончится «кодирование» и он сможет, наконец, выпить…
Поэтому закодированные алкоголики либо срываются, либо, когда заканчивается период кодировки, вновь кодируются.
Единственный эффективный путь лечения алкоголизма – постоянная, пожизненная терапия, в том числе групповая. И она тем действеннее, чем сильнее поддержка близких людей.
- А где грань, когда «бытовое пьянство» перерастает в алкоголизм?
- Существует не грань, а некая зона перехода от систематического употребления алкоголя, так называемого «бытового пьянства», — в заболевание. Не пропустите симптомы: рост переносимости алкоголя, исчезновение негативных реакций на алкоголь и, соответственно, изменение картины опьянения. «Счастье» наших сограждан – в том, что «вечером много выпил, а назавтра — как огурец». Так вот это — первая стадия алкоголизма! Высокая толерантность к алкоголю, отсутствие отрицательных реакций на него. То есть, когда на следующий день после обильного возлияния человек «болеет» — это нормально, ведь он принял много яду.

Под давлением общественного мнения

- А вот гомосексуализм – это болезнь?
- Специальная комиссия по разработке классификации психических расстройств, которой пользуется весь мир, выполнила социальный заказ, под давлением общества вывела гомосексуализм из реестра психиатрических диагнозов. Однако от этого гомосексуализм не перестал быть заболеванием. В понятии психиатра это осталось расстройством. Нравится это явление кому-то или не нравится, для психиатра не имеет значения. Это расстройство, потому что оно противоестественно природе. Если у человека выросло на ребре что-то, и никуда не делось – это патология? Конечно. Или вдруг какой-то орган перестал функционировать? Это патология. Так же с детородным органом, если он не функционирует так, как это заложено природой.
Хотя, надо признать, что история гомосексуализма тесно переплетена с историей человечества, и это явление популярно в определенных слоях общества. Но это все же заболевание, и было им всегда.
Есть старый анекдот на эту тему: почему человека, заявляющего, что он Наполеон, увозят в психиатрическую больницу, а мужчину, утверждающего, что он женщина, называют «геем»?
- Это лечится?
- С трудом. Как и «Наполеон». Коррекция этого состояния возможна, но с этим надо успеть вовремя. Есть замечательный эксперимент на эту тему. Яйца скворцов разложили в гнезда других различных птиц. Там они вылупились и были приняты в «чужих» стаях. И начали петь как воробьи или вести себя, как галки. Потом этих скворцов забрали в скворцовую стаю – и они начали петь как скворцы. Но эксперимент был долгий – их снова вернули в те чужие стаи, но там они уже не чирикали! Они вели себя как скворцы. Вот если с этими людьми, которые проявляют гомосексуальные наклонности, начать работать раньше, они с большой вероятностью примут свою природную ипостась и будут с ней жить.
- Как общество может помочь человеку с такими наклонностями?
- Например, соответствующим воспитанием. Простой пример. В Чечне из мальчика воспитывают мужчину, и там нет гомосексуалистов. Там мужчина даже помыслить не может о том, что он не мужчина.
- А В России геи собрались свою партию создавать…
- Будучи психиатром, я ко всем отклонениям отношусь спокойно и естественно.
Партия больных шизофренией, партия гомосексуалистов… почему бы нет?
Нужны объединения пациентов в сообщества, нужны объединения родственников. Это самопомощь, это консультирование, поэтому ничего дурного в этом нет.

Кое-что о комплексах

- На каком месте в списке ваших профессиональных авторитетов стоит Зигмунд Фрейд?
- На заслуженном — в силу того, что его работы знаменуют второй этап в истории психиатрии. История психиатрии разделяется на несколько этапов: «донаучный», или нулевой, затем, в конце 18 века, начинается первый этап, когда в ранг больных возвели умалишенных. В это время появляется само понятие «психиатрия» и организуются первые лечебницы. Главная же заслуга Фрейда заключается в том, что он заложил системное понятие о психотерапии, и о том, что человек не все может осознавать. Многие его догадки умозрительны, но у него были ученики и критики, которые развивали его идеи в разных направлениях. Появились Адлер, Юнг и т.д. Их исследования обогатили взгляды на личность, и возможности психотерапии увеличились. Поэтому заслуга Фрейда максимально высока.
Вот мы говорим: «у меня такой-то комплекс». Комплекс – это не то, что ты осознаешь, а то, чего ты не осознаешь, но что порождает то, что человек считает своим комплексом. Фрейд в рамках разработанной им парадигмы мастерски распутывал комплексов. Психотерапия помогает человеку развернуться «внутрь себя» — сделать Птоломеевский разворот. Порой, как священник, психотерапевт помогает человеку остановиться и еще раз стать самим собой, стать «натуральным». Фрейд первым начал этим заниматься, правда, несколько преувеличивая значение фактора сексуальности.

Норма – это серость

- Постоянно слышим: патология, отклонение от нормы. А норма – это что?
- Когда меня попросили сделать цикл лекций на тему «Границы психической нормы», то он составил 36 часов. Попробовали сократить – удалось уменьшить до 28 часов. Готовы ли вы слушать 28 часов?
А если в трех словах: абсолютная норма – это серость. Такой человек полностью соответствует социальным стандартам.
В свое время Петр Борисович Ганнушкин обозначил понятие «конституционально тупые». Вот это — норма.
А все, что уходит от серости, усредненности, ханжества, — это вариации разных типов людей. И если этот тип, этот характер, личность, действует так, что общество топчет его постоянно или «дает ему по носу» – у него нарушается адаптация, и он начинает думать: что со мной не так? И попадет в стрессовую ситуацию. Начинает вести себя ненатурально, неестественно. И у совершенно здравого человека может возникнуть какой-то невроз.
Но это мы говорим о здоровых людях. А вот когда человек действует несообразно здравому смыслу и разрушительно для окружающих людей – это уже патология.
Но вот вопрос – в Чечню кого надо посылать? Кто там будет наиболее востребован, нужен, целесообразен? Люди, которые способны действовать вопреки здравому смыслу. Они должны быть аномальными личностями, тогда смогут воевать эффективно, смогут пожертвовать собственной жизнью. А средний, «нормальный», скажет: «Я – что, ненормальный? Там же стреляют!».
- То есть геройство – это проявление аномалии?
- Геройство – это проявление особого типа личности. Личность может быть обычная, но условия, в которых она находится, так изменили ценности личности, что человек «подошел к краю». И он готов пожертвовать собой.

»Лишь бы в психи не записали»

- В России психиатров люди по-прежнему боятся – чтобы в «психи не записали». Как это объяснить?
- На психиатрию у нас почему-то смотрят так: если поставили психиатрический диагноз – то это человек уже какой-то «не такой», плохой, второсортный. Но мы не говорим о том, что человек плох. Мы говорим о том, что он болен.
Человек, который имеет гомосексуальные наклонности, алкоголизм, наркоманию, шизофрению, тревогу, невроз, депрессию и все остальное – это больной человек. Он может вызывать сочувствие и нуждается в помощи. Но он — не плохой человек. Плохой – это тот, кто совершает аморальные поступки. А они совершаются здоровыми людьми отнюдь не реже, чем душевнобольными. Даже тяжелобольными. Люди даже при тяжелой форме шизофрении или слабоумии, будучи этичными в здравии и в болезни сохраняют те же качества. Совершенно абсурдно связывать аморальность с психическим расстройством, как это делают повсеместно в нашей стране. А преступления, кстати, чаще совершают здоровые люди, но при этом они являются моральными уродами.
- Пиар у вас плохой, у психиатров!
- А кто его обеспечивал?
В 80-е годы каких только собак на психиатрию не спускали – особенно в связи с гонениями на диссидентов и всех инакомыслящих. Опасность — и суть проблемы — не в том, что психиатр написал диагноз, а в том, что это общество на основе этого диагноза отвергло человека. Настолько общество нетерпимо к «инакости»!
- То есть та самая серость и тупость виноваты?
- Наше дремучее сознание и нетерпимость.
- Как с этими бороться?
- Избавляться от некоторых своих качеств, например, от гордыни, зависти и жадности. Ведь именно эти качества лежат в основе нетерпимости. Или, напротив, что-то развивать в себе. Может быть люди поймут, думая о себе и людях, что очень важно служить истине, добру и красоте. Если человек улавливает в себе нетерпимость, ему стоит поразмышлять об этом, т.к. эта нетерпимость прежде всего к себе.

«Психиатрии достаются остатки от «крох»

- В нашем обществе до настоящего времени преобладает боязливо-уничижительное отношение к психиатрии. Но наука и практика психиатрии показали, что между психиатрией и обществом могут быть установлены цивилизованные отношения. Это основная причина создания учреждения, в котором мы сейчас работаем. Этой проблемой озабочено и краевое общество психиатров. Я 35 лет проработал в государственной психиатрии и знаю, что это такое.
О государственном здравоохранении. Должны быть бесплатные муниципальные больницы. Если в них будут платные услуги, то вся медицина станет платной автоматически. Сегодня законодательство дало право больницам зарабатывать деньги. Кто-то идет платно дробить камни в почках — остальные ждут своей очереди несколько дней. Чтобы на них обратили внимание – им тоже нужно заплатить. Я считаю, что муниципальные, краевые, государственные медучреждения должны работать исключительно по полису ОМС, без «платных услуг». Открывайте платные больницы — и там берите деньги!
Психиатрия на этом фоне еще долго будет выглядеть «хорошо». Там не возьмешь плату. Сумасшедшего в любом случае нужно госпитализировать, чтобы купировать его возбуждение и т.д. Но каковы условия пребывания в психиатрической больнице! Если медицине дают крохи, то психиатрии достаются остатки от этих крох!
Это и есть отношение нашего общества к психически больным. Вот мы так и относимся: нетерпимо, презрительно, унизительно. И люди находятся в этих собачьих условиях — благодаря нам. И благодаря мне – потому что я на амбразуру не лег. У меня нет рычагов влияния на власть. Общественные организации у нас также не могут влиять на власть.
- Какое государство, на ваш взгляд, наиболее психически здорово?
- То государство, где оказывается адекватная помощь психически больным людям. Где обращение за помощью к психиатру, психотерапевту или психологу – обычное дело. Это цивилизованные страны, в которых установлены здравые отношения общества и психиатрии.
»Калифорния или Сомали»
- Чем Владивосток отличается от других городов?
- Большим количеством мигрантов, пришлого населения. Однако мы, так называемые «коренные» владивостокцы, не так уж далеки от тех, кто приезжает сюда сейчас. Наверное, неправильно будет сказать, что человек, являющийся владивостокцем в третьем поколении – это уже «представитель коренного населения». Предки наши прибыли сюда из других краев и областей. А это люди определенного склада: ведь нужно иметь определенную генетику, структуру психики, чтобы двинуться куда-то с насиженного места. Либо нужно иметь «охоту» к перемене мест. Таких много было в советские времена – приезжали заработать денег, и оставались жить.
Еще одна особенность региона – большое количество людей с криминальным прошлым, причем концентрация таких людей у нас выше, чем в других местах. А у них тоже свои особенности психики. И часто – это аномальные личности, то есть крайние варианты нормы или даже патологические типы.
- Какие в связи с этим варианты развития региона вы видите?
- Тут возможны два варианта. Если более ярко будет выражена способность людей что-то созидать, растить и строить, если люди будут готовы на что-то решиться, отстоять свои интересы — то тогда это вариант процветания, «Калифорния». Либо – «Африка, Сомали», то есть бандитизм и пиратство, Стенька Разин. Что будет преобладать – трудно сказать.
Но желание отстоять свою цельность, свое мнение – у нас оно, действительно, более выражено, чем в других регионах.
Источник: Информационное агенство «PrimaMedia»
Категория: Сотрудники в СМИ | Добавил: freelance (13.04.2013)
Просмотров: 1154 | Теги: психиатр Владивосток, Александр Коломеец | Рейтинг: 3.0/2

Яндекс цитирования