Главная » Статьи » Избранные публикации

ШИЗОФРЕНИЯ И ЭНДОГЕННЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ ШИЗОФРЕНИЧЕСКОГО СПЕКТРА. ЧАСТЬ №2

ОСНОВНЫЕ СИМПТОМЫ ЭНДОГЕННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ ШИЗОФРЕНИЧЕСКОГО СПЕКТРА

(позитивные и негативные расстройства)

 

Эндогенные заболевания шизофренического спектра имеют различные варианты течения и, соответственно, отличаются многообразием клинических форм. Основным проявлением болезни в большинстве случаев является психотическое состояние (психоз). Под психозами понимают самые яркие и тяжелые проявления болезни, при которых психическая деятельность больного не соответствует окружающей действительности. При этом отражение реального мира в сознании пациента резко искажено, что проявляется в нарушениях поведения, способности правильно воспринимать реальность и давать верное объяснение происходящему. Основными проявлениями психозов вообще и при заболеваниях шизофренического спектра в частности являются: галлюцинации, бредовые идеи, расстройства мышления и настроения, двигательные (в том числе так называемые кататонические) нарушения.

Галлюцинации (обманы восприятия) являются одним из самых частых симптомов психоза при заболеваниях шизофренического спектра и представляют собой нарушения в чувственном восприятии окружающего – ощущение существует без реального стимула, вызывающего его. В зависимости от задействованных органов чувств галлюцинации могут быть слуховыми, зрительными, обонятельными, вкусовыми и осязательными. Кроме того, они бывают простыми (звонки, шум, оклики) и сложными (речь, различные сцены). Самые распространенные галлюцинации — слуховые. Люди, страдающие данным расстройством, могут временами или постоянно слышать так называемые "голоса" внутри головы, собственного тела или раздающиеся извне. В большинстве случаев "голоса" воспринимаются настолько ярко, что у больного не возникает ни малейшего сомнения в их реальности. Ряд больных полностью убежден, что эти "голоса" передаются ему тем или иным способом: с помощью вживленного в мозг датчика, микрочипа, гипноза, телепатии и т.д. Некоторым больным "голоса" причиняют тяжелейшие страдания, они могут командовать пациентом, комментировать каждое его действие, бранить, издеваться. Императивные (приказывающие) "голоса" по праву считаются самыми неблагоприятными, поскольку больные, подчиняясь их указаниям, могут совершать поступки, опасные для себя и окружающих. Иногда больные механически подчиняются "голосам", порой отвечают им или спорят с ними, изредка молча застывают, как бы прислушиваясь. В ряде случаев содержание "голосов" (так называемый "внутренний мир болезни") становится для больного гораздо важнее мира внешнего, реального, что приводит к отрешенности и равнодушию к последнему.

Признаки появления слуховых и зрительных галлюцинаций:

  • Разговоры с самим собой, напоминающие беседу или реплики в ответ на чьи-то вопросы.
  • Внезапное замолкание, как будто человек прислушивается к чему-либо.
  • Неожиданный беспричинный смех.
  • Встревоженный, озабоченный вид.
  • Невозможность сосредоточиться на теме разговора или определенной задаче.
  • Впечатление, что ваш родственник слышит или видит то, что вы не воспринимаете.

Как реагировать на поведение человека, страдающего галлюцинациями:

  • Деликатно поинтересоваться, слышит ли он сейчас что-нибудь и что именно.
  • Обсудить, как ему помочь справиться в данный момент с этими переживаниями или с тем, что их вызывает.
  • Помочь почувствовать себя более защищенным.
  • Осторожно высказать мнение, что воспринимаемое, возможно, является всего лишь симптомом болезни, кажущимся явлением и поэтому стоит обратиться за помощью к врачу.

Вы не должны:

  • Насмехаться над больным или высмеивать его ощущения.
  • Пугаться его переживаний.
  • Убеждать больного в нереальности или незначительности того, что он воспринимает.
  • Вступать в подробное обсуждение галлюцинаций.

Бредовые идеи – это стойкие убеждения или умозаключения, не соответствующие действительности, полностью овладевающие сознанием больного, возникающие на болезненной основе, не поддающиеся коррекции, воздействию разумных доводов или доказательств и не являющиеся внушенным мнением, которое может быть усвоено человеком в результате соответствующего воспитания, полученного образования, влияния традиций и культурного окружения.

Бредовая идея возникает вследствие порожденного болезнью неправильного истолкования окружающей реальности и, как правило, никакого отношения к действительности не имеет. Поэтому попытки переубеждения больного кончаются тем, что он еще больше укрепляется в своей болезненной концепции. Содержание бредовых идей может быть самым разнообразным, но чаще всего наблюдается бред преследования и воздействия (больные считают, что за ними ведется слежка, их хотят убить, вокруг них плетутся интриги, организуются заговоры, на них осуществляется воздействие со стороны экстрасенсов, инопланетян, потусторонних сил или спецслужб с помощью рентгеновских и лазерных лучей, радиации, «черной» энергии, колдовства, порчи и т.д.). Во всех своих проблемах такие больные усматривают чьи-то происки, чаще всего близких людей, соседей, а каждое внешнее событие они воспринимают как относящееся лично к ним. Нередко пациенты утверждают, что их мысли или чувства возникают под воздействием каких-либо сверхъестественных сил, управляются извне, воруются или транслируются во всеуслышание. Больной может жаловаться в различные инстанции на злоумышленников, обращаться в милицию, безрезультатно переезжать с квартиры на квартиру, из города в город, но и на новом месте «преследование» вскоре возобновляется. Весьма распространенным является также бред изобретательства, величия, реформаторства, особого отношения (больному кажется, что все окружающие насмехаются над ним или осуждают его). Довольно часто возникает ипохондрический бред, при котором пациент убежден, что страдает какой-то страшной и неизлечимой болезнью, упорно доказывает, что у него поражены внутренние органы, требует оперативного вмешательства. Для лиц преклонного возраста особенно характерен бред ущерба (человек постоянно живет с мыслью, что соседи в его отсутствии портят принадлежащие ему вещи, подсыпают в пищу яд, обворовывают, хотят выжить из квартиры).

Бредовые идеи легко распознаются даже несведущими людьми, если носят фантастический или явно нелепый характер. Например, больной заявляет, что недавно вернулся из межгалактического путешествия, с экспериментальной целью был внедрен в тело землянина, продолжает поддерживать контакт с родной планетой и вскоре должен ехать на Амазонку, где приземлится прилетевший за ним звездолет. Резко меняется и поведение такого больного: он держится с близкими как с чужими людьми, общается с ними только на Вы, находясь в стационаре, отказывается принимать от них помощь, становится высокомерным со всеми окружающими.

Гораздо труднее распознать бредовую фабулу, если она весьма правдоподобна (например, пациент утверждает, что с ним хотят свести счеты бывшие партнеры по бизнесу, для чего установили в квартире прослушивающие устройства, следят за ним, фотографируют и т.д. или пациентом высказывается настойчивая убежденность в супружеской неверности, о чем свидетельствуют многочисленные бытовые «доказательства»). В подобных случаях окружающие в течение длительного времени могут даже не подозревать о наличии у этих людей психического расстройства. Особенно опасны бредовые идеи самообвинения и греховности, возникающие при депрессивно-бредовых приступах шизофрении. Именно в таком состоянии зачастую совершаются расширенные суициды, когда больной сначала (из благих побуждений, «чтобы не мучались») убивает всю свою семью, включая малолетних детей, а потом совершает самоубийство.

Появление бреда можно распознать по следующим признакам:

  • Изменившееся поведение по отношению к родственникам и друзьям, проявление необоснованной враждебности или скрытности.
  • Прямые высказывания неправдоподобного или сомнительного содержания (например, о преследовании, о собственном величии, о своей вине.)
  • Высказывания опасений за свою жизнь и благополучие, а также жизнь и здоровье близких без явных на то оснований.
  • Явное проявление страха, тревоги, защитные действия в виде зашторивания окон, запирания дверей.
  • Отдельные, непонятные окружающим многозначительные высказывания, придающие загадочность и значимость обыденным темам.
  • Отказ от еды или тщательная проверка пищи.
  • Лишенные реального повода активные действия сутяжнического характера (например, заявления в милицию, жалобы в различные инстанции на соседей и т.д.).

Как реагировать на поведение человека, страдающего бредом

  • Не задавайте вопросы, уточняющие детали бредовых утверждений и высказываний.
  • Не спорьте с больным, не пытайтесь доказывать, что его убеждения неправильны. Это не только не действует, но и может усугубить имеющиеся расстройства.
  • Если больной относительно спокоен и настроен на общение и помощь, внимательно выслушайте его, успокойте и попытайтесь убедить обратиться к врачу.
  • Если бред сопровождается сильными эмоциями (страх, гнев, тревога, печаль), попытайтесь успокоить больного и как можно скорее свяжитесь с квалифицированным врачом.

Расстройства настроения (аффективные нарушения) при эндогенных заболеваниях шизофренического спектра проявляются депрессивными и маниакальными состояниями.

Депрессия (лат. depressio – угнетение, подавление) – психическое расстройство, характеризующееся, в первую очередь патологически сниженным настроением, тоской, подавленностью, двигательной и интеллектуальной заторможенностью, исчезновением интересов, желаний, влечений и побуждений, снижением энергетики, пессимистической оценкой прошлого, настоящего и будущего, идеями малоценности, самообвинения, мыслями о самоубийстве. Практически всегда депрессию сопровождают соматические расстройства: потливость, учащенное сердцебиение, снижение аппетита, веса тела, бессонница с трудностями засыпания или мучительными ранними пробуждениями, прекращение месячных (у женщин). В результате депрессивных расстройств резко снижается трудоспособность, ухудшается память, сообразительность, обедняется круг представлений, пропадает уверенность в себе, способность принимать решения. Как правило, с утра больные чувствуют себя особенно плохо, во второй половине дня симптомы могут ослабевать, чтобы вернуться следующим утром с новой силой. Степень тяжести депрессии может варьировать от психологически понятной грусти до беспредельного отчаяния, от легкого снижения активности до появления ступора (крайней степени заторможенности, вплоть до неподвижности).

Мания (греч. mania – страсть, безумие, влечение), напротив, представляет собой сочетание необоснованно повышенного настроения, ускорения темпа мышления и двигательной активности. Интенсивность вышеперечисленных симптомов колеблется в широком диапазоне. Наиболее легкие случаи называют гипоманией. В восприятии многих окружающих лица, страдающие гипоманией, это очень деятельные, веселые, предприимчивые, хотя и несколько развязные, необязательные и хвастливые люди. Болезненный характер всех этих проявлений становится очевидным при смене гипомании депрессией или при углублении симптомов мании. При отчетливом маниакальном состоянии чрезмерно повышенное настроение сочетается с переоценкой возможностей собственной личности, построением нереальных, порой фантастических планов и прожектов, исчезновением потребности в сне, расторможенностью влечений, что проявляется в злоупотреблении алкоголем, в приеме наркотиков, в беспорядочных половых связях. Как правило, при развитии мании очень быстро утрачивается понимание болезненности своего состояния, больные совершают необдуманные, нелепые поступки, бросают работу, надолго исчезают из дома, транжирят деньги, раздаривают вещи и т.д.

Следует отметить, что депрессии и мании бывают простыми и сложными. Последние включают в себя ряд дополнительных симптомов. Для болезней шизофренического спектра чаще всего характерны именно сложные аффективные симптомокомплексы, включающие в себя, помимо подавленного настроения, галлюцинаторные переживания, бредовые идеи, разнообразные расстройства мышления, а при тяжелых формах - и кататонические симптомы.

Двигательные расстройства(или, как их еще называют, «кататонические») представляют собой симптомокомплекс психических нарушений, проявляющихся либо в виде ступора (обездвиженности), либо в виде возбуждения. При кататоническом ступоре отмечается повышенный тонус мышц, нередко сопровождающийся способностью больного длительно сохранять приданное его членам вынужденное положение («восковая гибкость»). При ступоре больной застывает в одной позе, становится малоподвижным, перестает отвечать на вопросы, подолгу смотрит в одном направлении, отказывается от еды. Кроме того, часто наблюдается пассивная подчиняемость: у больного отсутствует сопротивление изменению положения его конечностей и позы. В ряде случаев может наблюдаться и противоположное расстройство – негативизм, который проявляется немотивированным, бессмысленным противодействием пациента словам и особенно действиям человека, вступающего с ним в общение. В широком понимании негативизм – это отрицательное отношение к воздействиям внешней среды, отгораживание от внешних впечатлений и противодействие идущим извне стимулам. Речевой негативизм проявляется мутизмом (от латинского «mutus» - немой), под которым понимают нарушение волевой сферы, проявляющееся в отсутствии у больного ответной и произвольной речи при сохранении способности разговаривать и понимать обращенную к нему речь.

Кататоническое возбуждение, наоборот, характеризуется тем, что больные постоянно находятся в движении, говорят без умолку, гримасничают, передразнивают собеседника, отличаются дурашливостью, агрессивностью и импульсивностью. Поступки больных неестественны, непоследовательны, зачастую немотивированны и внезапны; в них много однообразия, повторения жестов, движений и поз окружающих. Речь пациентов обычно бессвязна, содержит символические высказывания, рифмование, рефрены одних и тех же фраз или высказываний. Непрерывный речевой напор может сменяться полным молчанием. Кататоническое возбуждение сопровождается различными эмоциональными реакциями – патетикой, экстазом, злобой, яростью, временами безучастностью и безразличием.

Хотя во время кататонического возбуждения какое либо словесное общение практически невозможно, а двигательная активность пациента может быть уменьшена лишь с помощью медикаментов, тем не менее больного нельзя оставлять в изоляции, т.к. у него нарушены элементарные навыки самообслуживания (пользование туалетом, посудой, прием пищи, и т.д.) и возможны неожиданные опасные для жизни больного и окружающих поступки. Естественно, в данном случае речь идет о необходимости экстренной медицинской помощи и скорее всего – госпитализации.

Трудности ухода за пациентом, находящемся в состоянии возбуждения, в значительной мере обусловлены тем, что обострение болезни зачастую начинается неожиданно, обычно ночью и нередко достигает наивысшего развития в течение нескольких часов. В связи с этим родственники пациентов должны действовать так, чтобы в этих «неприспособленных условиях» исключить возможность опасных действий пациентов. Родные больного, его друзья или соседи не всегда правильно оценивают возможные последствия возникшего состояния возбуждения. От пациента (хорошо знакомого им человека со сложившимися отношениями) обычно не ждут серьезной опасности. Иногда же, наоборот, остро возникшее заболевшие вызывает неоправданный страх и панику среди окружающих.

Действия родственников в случае развития у больного психомоторного возбуждения:

  • Оцените степень опасности больного для себя или окружающих и срочно вызовите врача-психиатра для решения вопроса о госпитализации (телефон дежурного психиатра в Москве – 925-3101).
  • Создайте условия для оказания помощи, ликвидируйте, по возможности, обстановку растерянности и паники.
  • Если Вы видите, что Вам угрожает непосредственная опасность, попытайтесь изолировать больного в помещении без окон и вызовите милицию.
  • Уберите колюще-режущие и иные предметы, которые больной может использовать в качестве орудия нападения или самоубийства.
  • Говорите с больным спокойно, не повышая голоса, избегайте резких движений, соблюдайте максимально возможную физическую дистанцию.
  • Удалите из помещения, где находится пациент, всех посторонних, оставив только тех, кто может оказаться полезным.
  • Постарайтесь успокоить больного, задавая отвлеченные вопросы, ни в коем случае не спорьте с ним и не вступайте в пререкания.
  • Если Вы уже были в подобной ситуации, вспомните рекомендации лечащего врача по использованию препаратов, способных уменьшить или снять возбуждение.

 

Расстройства мышления (когнитивные нарушения), характерные для болезней шизофренического спектра, связаны с утратой целенаправленности, последовательности, логичности мыслительной деятельности. Подобные нарушения мышления называются формальными, так как они касаются не содержания мыслей, а самого мыслительного процесса. Прежде всего, это затрагивает логическую связь между мыслями, кроме того, исчезает образность мышления, преобладает склонность к абстракции и символике, наблюдаются обрывы мыслей, общее обеднение мышления или его необычность со своеобразием ассоциаций, вплоть до нелепых. На поздних этапах болезни связь между мыслями утрачивается даже в пределах одной фразы. Это проявляется в разорванности речи, которая превращается в сумбурный набор обрывков фраз, абсолютно не связанных между собой.

В более легких случаях наблюдается лишенный логики переход от одной мысли к другой («соскальзывание»), чего сам больной не замечает. Нарушения мышления выражаются также в появлении новых вычурных слов, понятных только самому больному («неологизмы»), в бесплодных рассуждениях на отвлеченные темы, в мудрствовании («резонерстве») и в расстройстве процесса обобщения, который основывается на несущественных признаках. Кроме того, встречаются такие нарушения, как неуправляемый поток или два параллельно текущих потока мыслей.

Следует подчеркнуть, что формально уровень интеллекта (IQ) у лиц, страдающих заболеваниями шизофренического спектра, лишь незначительно отличается от уровня IQ здоровых, т.е. интеллектуальное функционирование при данной болезни остается длительное время достаточно сохранным, в противоположность специфическим повреждениям когнитивных функций, таких как внимание, способность планировать свои действия и т.д. Реже у больных страдает возможность решения задач и проблем, требующих привлечения новых знаний. Больные подбирают слова по их формальным признакам, не заботясь при этом о смысле фразы, пропускают один вопрос, но отвечают на другой. Некоторые расстройства мышления появляются только в период обострения (психоза) и исчезают при стабилизации состояния. Другие же, более стойкие, сохраняются и в ремиссии, создавая т.н. когнитивный дефицит.

Таким образом, диапазон расстройств шизофренического спектра достаточно широк. В зависимости от тяжести болезни они могут быть выражены по-разному: от тонких, доступных только глазу опытного специалиста особенностей, до резко очерченных расстройств, свидетельствующих о тяжелой патологии психической деятельности.

За исключением расстройств мышления, все перечисленные выше проявления заболеваний шизофренического спектра относятся к кругу позитивных расстройств (от лат. positivus — положительный). Их название означает, что приобретенные в процессе болезни патологические признаки или симптомы как бы прибавляются к состоянию психики пациента, которое было до болезни.

Негативные расстройства (от лат. negativus — отрицательный), называющиеся так потому, что у больных вследствие ослабления интегративной деятельности центральной нервной системы может происходить обусловленное болезненным процессом «выпадение» мощных пластов психики, выражающееся в изменении характера и личностных свойств. Пациенты при этом становятся вялыми, малоинициативными, пассивными («снижение энергетического тонуса»), у них исчезают желания, побуждения, стремления, нарастает эмоциональный дефицит, появляется отгороженность от окружающих, избегание каких бы то ни было социальных контактов. Отзывчивость, душевность, деликатность заменяются в этих случаях раздражительностью, грубостью, неуживчивостью, агрессивностью. Кроме того, в более тяжелых случаях у больных появляются упомянутые выше расстройства мышления, которое становится нецеленаправленным, аморфным, бессодержательным. Пациенты могут настолько терять прежние трудовые навыки, что им приходится оформлять группу инвалидности.

Одним из важнейших элементов психопатологии заболеваний шизофренического спектра является прогрессирующее обеднение эмоциональных реакций, а также их неадекватность и парадоксальность. При этом уже в начале заболевания могут изменяться высшие эмоции — эмоциональная отзывчивость, сострадание, альтруизм. По мере эмоционального снижения больные все меньше интересуются событиями в семье, на работе, у них рвутся старые дружеские связи, утрачиваются прежние чувства к близким. У некоторых больных наблюдается сосуществование двух противоположных эмоций (например, любви и ненависти, интереса и отвращения), а также двойственность стремлений, действий, тенденций. Значительно реже прогрессирующее эмоциональное опустошение может привести к состоянию эмоциональной тупости, апатии.

Наряду с эмоциональным снижением у больных могут наблюдаться и нарушения волевой деятельности, чаще проявляющиесялишь в тяжелых случаях течения болезни. Речь может идти об абулии – частичном или полном отсутствии побуждений к деятельности, утрате желаний, полной безучастности и бездеятельности, прекращении общения с окружающими. Больные целыми днями, молча и безучастно, лежат в постели или сидят в одной позе, не моются, перестают обслуживать себя. В особо тяжелых случаях абулия может сочетаться с апатией и обездвиженностью.

Еще одним волевым нарушением, который может развиваться при болезнях шизофренического спектра, является аутизм (расстройство, характеризующееся отрывом личности пациента от окружающей действительности с возникновением особого внутреннего мира, доминирующего в его психической деятельности). На ранних этапах болезни аутистичным может быть и человек, формально контактирующий с окружающими, но не допускающий никого в свой внутренний мир, включая самых близких ему людей. В дальнейшем происходит замыкание больного в себе, в личных переживаниях. Суждения, позиции, взгляды, этические оценки больных становятся крайне субъективными. Нередко своеобразное представление об окружающей жизни приобретает у них характер особого мировоззрения, иногда возникает аутистическое фантазирование.

Характерной особенностью шизофрении является также снижение психической активности. Больным становится труднее учиться и работать. Любая деятельность, особенно умственная, требует от них все большего напряжения; крайне затруднена концентрация внимания. Все это приводит к трудностям восприятия новой информации, использования запаса знаний, что в свою очередь вызывает снижение трудоспособности, а иногда и полную профессиональную несостоятельность при формально сохраненных функциях интеллекта.

Таким образом, к негативным расстройствам относятся нарушения эмоциональной и волевой сферы, расстройства психической активности, мышления и поведенческих реакций.

Позитивные расстройства, в силу своей необычности, заметны даже неспециалистам, поэтому выявляются относительно легко, в то время как негативные расстройства могут довольно долго существовать, не обращая на себя особого внимания. Такие симптомы, как равнодушие, апатия, неспособность к проявлению чувств, отсутствие интереса к жизни, потеря инициативы и веры в себя, обеднение словарного запаса и некоторые другие, могут восприниматься окружающими как черты характера или как побочные эффекты антипсихотической терапии, а не результат болезненного состояния. Кроме того, позитивная симптоматика может маскировать собой негативные расстройства. Но, несмотря на это, именно негативная симптоматика в наибольшей степени влияет на будущее больного, на его способность существовать в обществе. Негативные расстройства также значительно более устойчивы к лекарственной терапии, чем позитивные. Лишь с появлением в конце ХХ века новых психотропных лекарств – атипичных нейролептиков (рисполепта, зипрексы, сероквеля, зелдокса) у врачей появилась возможность влиять на негативные расстройства.

В течение многих лет, изучая эндогенные заболевания шизофренического спектра, психиатры концентрировали свое внимание в основном на позитивной симптоматике и поисках способов ее купирования. Только в последние годы появилось понимание, что принципиальное значение в проявлениях болезней шизофренического спектра и их прогнозе имеют специфические изменения когнитивных (умственных) функций. Под ними подразумевается способность к умственной концентрации, к восприятию информации, к планированию собственной деятельности и прогнозированию ее результатов. В дополнение к этому негативная симптоматика может проявляться также в нарушении адекватной самооценки – критики. Это заключается, в частности, в невозможности некоторых больных понять, что они страдают психической болезнью и по этой причине нуждаются в лечении. Критичность к болезненным расстройствам крайне необходима для сотрудничества врача с больным. Ее нарушение приводит иногда к таким вынужденным мерам как недобровольная госпитализация и лечение.

 

ТЕОРИИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЭНДОГЕННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ ШИЗОФРЕНИЧЕСКОГО СПЕКТРА

 

Несмотря на то, что природа большинства психических болезней до сих пор остается в значительной мере неясной, болезни шизофренического спектра традиционно относят к так называемым эндогенным психическим заболеваниям («эндо» в переводе с греческого – внутренний). В отличие от группы экзогенных психических заболеваний («экзо» – внешний, наружный), которые вызваны внешними отрицательными воздействиями (например, черепно-мозговой травмой, инфекционными заболеваниями, различными интоксикациями), болезни шизофренического спектра не имеют подобных отчетливых внешних причин.

Согласно современным научных воззрениям, шизофрения связана с нарушениями процессов передачи нервных импульсов в центральной нервной системе (нейромедиаторных механизмов) и особым характером повреждения некоторых структур головного мозга. Хотя наследственный фактор, несомненно, играет определенную роль в развитии болезней шизофренического спектра, он, однако, не является решающим. Многие исследователи полагают, что от родителей, как и в случае сердечно-сосудистых заболеваний, рака, диабета и других хронических болезней, можно унаследовать лишь повышенную предрасположенность к заболеваниям шизофренического спектра, которые могут быть реализованы только при определенных обстоятельствах. Приступы болезни провоцируются какой-либо психической травмой (в таких случаях в народе говорят, что человек «сошел с ума от горя»), но это тот случай, когда «после не значит вследствие». В клинической картине заболеваний шизофренического круга, как правило, не прослеживается четкой связи между психотравмирующей ситуацией и психическими расстройствами. Обычно психическая травма лишь провоцирует скрытый шизофренический процесс, который рано или поздно проявился бы и безо всякого внешнего воздействия. Психотравма, стресс, инфекции, интоксикации лишь ускоряют возникновение болезни, но не являются ее причиной.


ЧАСТЬ №1

ЧАСТЬ №3

ЧАСТЬ №4



 


 


Источник: http://www.psychiatry.ru/stat/121
Категория: Избранные публикации | Добавил: AAF (28.10.2017)
Просмотров: 186 | Рейтинг: 5.0/1

Яндекс цитирования